Познание и развитие психологии
» » Психотерапия - психодрама

Психотерапия - психодрама

- Психотерапия (Автор: Психолог)
Теория психотерапии
Травматические события, низкие возможности для развития спонтанности и креативности ведут к эгоцентрической позиции. Человек закрывается в жесткой оболочке социального атома и не устанавливает истинных связей с другими людьми. Его связи превращаются в опутывающие сети, не дающие возможности свободно двигаться. В психодраме эти сети реконстеллируются, создается новый социальный атом, валентность связей которого становится столь сильной, что влияет на систему социального взаимодействия человека. Участник психодрамы включается в социальный атом, где заданы новые нормы общения, складываются новые межличностные связи. Он начинает устанавливать с людьми отношения, которые Я.Морено описывал через древнюю метафору "теле". Телеотношения — это истинные связи между людьми, развивающиеся на соматическом, психологическом, социальном и трансцендентальном уровне. Их вершиной становится встреча — общение с другим человеком, как с Ты. Через эти отношения человек осуществляет связь с миром, реализует свою человеческую сущность, самотрансцендентируется, проникает в переживания других людей. Они могут быть и положительными, и отрицательными, главное их качество — реалистичность, ведущая к пониманию.
Психодраматическая группа становится частью социального атома человека. Влияя на форму социальных связей, она изменяет орбиту движения этого человека во внешнем и внутреннем мире. Процессы, начавшиеся на периферии, преобразуют ядро атома — мысли и чувства клиента. В психодраме ее участник приобретает истинно человеческую дистанцию для видения и оценки своих проблем. Сойдя с привычной орбиты движения социального атома, человек вынужден искать свое
место в мире, обращаться к новым ценностям, приобретать новый опыт. Этот процесс опирается на спонтанность и креативность клиента и является целью психодрамы.
Результативность данного метода основывается на целительном эффекте группового взаимодействия. Поэтому в психодраме много внимания уделяется групповой динамике. Существуют группы, фокусом которых становится развитие группового процесса, взаимодействие в ситуации "здесь и теперь". В них обсуждаются особенности межличностного восприятия и взаимодействия, повторяющиеся образцы поведения и психология поведения, отношения в группе. Жизнь в психодраматической группе приобретает особый статус, формируется как специфическая реальность, в которой участники могут экспериментировать с разными жизненными перспективами, ролями, формами поведения. Представление на сцене дает возможность пережить их во всей полноте и проработать. В психодраме могут проигрываться события реальные и виртуальные, а также фантазии, сновидения клиента. Член группы может переходить из одной реальности в другую и в этой игре возможностей приобретает креативность и спонтанность.
Психодрама может быть реальнее самой жизни, в ней присутствует Событие (в смысле Coбытия с людьми, с миром), в то время как жизнь невротика может быть лишь чередой ситуаций. В психодраме участники не просто воспроизводят чувства, но вносят новые элементы в поведение, переживания, создавая новую интеграцию. Клиент актуализирует имеющиеся и осваивает новые поведенческие образцы, расшатывает стереотипы, вызывает к жизни реальные и существующие в фантазии роли. Поэтому нет необходимости копирования ситуации из прошлого, сама неточность ситуации может дать импульс креативности. Инакость психодраматической ситуации определяется также психодраматической рамкой, особенностями нормативной регуляции терапевтической группы. Клиент не просто воспроизводит ситуации, а активно действует со своей личной историей, творя новую субъективную реальность. Ощущение, что любое событие можно "переиграть", само по себе несет терапевтический эффект и открывает путь развитию спонтанности и креативности.
Спонтанность и креативность Я.Морено рассматривает как показатель и одновременно фактор личностного развития.
Спонтанность — это действие по ситуации, творческая импровизация. Проявление спонтанности подобно течению ручейка. Он выбирает то русло, в котором может свободно течь, и углубляет его. Как ручеек не течет в одном направлении, так и человек ведет себя в соответствии с ситуацией "здесь и теперь". Спонтанность означает не произвол, случайный импульс, а действие, наиболее соответствующее актуальному состоянию человека, в котором интегрируются его глубинные потребности. Когда человек действует спонтанно, он продуктивен и креативен. Высоко ценя творческий порыв, Я.Морено писал, что в творении человек становится богоподобным. Бог в его представлении не подавляет своим величием, акт творения — это игра, свобода. Возможно, определение Homo Ludens, в котором выражается свобода и творчество, описывает наиболее сущностные характеристики человека.
Изменения в человеке могут происходить на разных уровнях. Смена установок, убеждений происходит преимущественно на когнитивном уровне с использованием внушения, убеждения. Личностные проблемы захватывают более глубинные и генетически более ранние пласты, где в непосредственной связи представлены мысль, ощущение, переживание, действие. Я.Морено считал, что для актуализации чувств необходимо действие. Исполнение роли в "предполагаемых обстоятельствах" создает реальную канву, в которой могут проявиться чувства. Поэтому основным способом работы в психодраме является психодраматическое действие. Клиент включается в действие, ощущает и осуществляет его динамику. Формы выражения переживания в психодраме многообразны и принадлежат разным "языкам" (слово, образ, движение), что позволяет их гибко использовать в каждой конкретной ситуации.
Способ влияния на клиента в психодраме основан на использовании широкого диапазона средств, в основе которых лежит эффект катарсиса, инсайта и научения. Проигрывая ситуации прошлого травматического опыта, клиент заново переживает их, осознает свои потребности и интегрирует эмоциональный опыт. В психодраматическом действии протагонистом (а через идентификацию и другими членами группы) достигается новое понимание и вырабатываются новые способы реагирования.
Эффект научения состоит из двух составляющих. Во-первых, человек апробирует себя в новых ролях, расширяет ролевой репертуар, чем достигает лучшего самопонимания и понимания других людей. Во-вторых, человек научается спонтанности. Наблюдается интересный парадокс: маска роли не только не ограничивает свободы самовыражения, но и позволяет расстаться с другими масками — защитной броней — и действовать спонтанно.
В психодраме найдены своеобразные методические средства для решения проблемы ведения и ориентации клиента терапевтом. С одной стороны, ведущий управляет психодрамой и тем самым влияет на процесс и результат терапии. С другой стороны, клиент свободен в выборе своих действий, степени самораскрытия, в получении нового опыта.
Теперь об участниках психодрамы. Протагонист — главный герой психодрамы. Он предлагает материал для разыгрывания, задает сценируемую ситуацию, ее постановку, и сам играет. Действуя в ней, а затем участвуя в обсуждении, он приобретает более полное видение ситуации, себя и других людей, формирует новые поведенческие образцы.
Вспомогательное Я — это члены группы, которых выбирает протагонист для изображения отсутствующих участников разыгрываемой сцены. Вспомогательное Я может получить роль реального лица, но может играть образ сновидения, субличность, часть тела, вещь, идею — все то, что представляет мир протагониста в чувственной ткани, делает его конкретным и ощутимым. Вспомогательное Я помогает протагонисту прояснить связи в его социальном атоме. В этой роли он внимательно прислушивается к пояснениям протагониста, корректирует свою игру в соответствии с его замечаниями. Если действия Вспомогательного Я не соответствуют образу прототипа, который сложился у протагониста, тот прерывает сцену и на время происходит обмен ролями.
Действия Вспомогательного Я подчинены протагонисту, его восприятию прототипа, а не некой условной объективности. Протагонисту важно почувствовать сопереживание и желание помочь. Вспомогательное Я становится как бы посредником в процессе интериоризации новых идей и в этом смысле является продолжением протагониста. В то же время люди в этой роли должны быть чутки и к указаниям психотерапевта. Нет необходимости в совершенно точном изображении, некоторые черты даже гиперболизируются сензитивным Вспомогательным Я для того, чтобы достичь сознания протагониста. Вспомогательное Я — не марионетка, приводимая в действие протагонистом или психотерапевтом. У него есть собственное понимание, чувствование проблемы, которое он вносит в игру. Это понимание является не артефактом, оно обогащает реальность протагониста и задает ему другие аспекты рассмотрения ситуации.
Нередка ситуация, когда роль находит отклик в опыте Вспомогательного Я. Это одна из причин, почему им удается отыскать ключи для разыгрывания ситуации или помочь получить их у протагониста. В ходе психодрамы Вспомогательное Я может испытать сильные эмоции и даже достичь катарсиса. В результате обсуждения игры этот участник проясняет и свои проблемы. Например, если у члена группы проблема во взаимоотношениях с родителями, ему нередко приходится играть в "семейной сцене". Таким образом трансферные реакции протагониста направляются не только на психотерапевта, но распределяются на других членов группы. Трансферно-контртрансферные реакции становятся терапевтическим фактором и для протагониста, и для Вспомогательного Я, и для остальных членов группы, которые идентифицировались с участниками психодраматического действия.
Ведущий психодрамы психотерапевт. Он несет ответственность за организацию сеанса, управляет им, выбирает подходящие техники, регулирует эмоциональную напряженность и включенность участников. Как психотерапевт ведущий концентрируется на исследовательской функции. Он наблюдает за вербальными и невербальными проявлениями членов группы, соотносит их, отыскивает ключи. На основе обобщения этой информации ведущий планирует сеанс, организует его ход, ставит цели и отыскивает средства для их достижения. Как режиссер ведущий ответственен за усвоение и использование языка психодрамы. Режиссер ставит сцены, но при этом он не вмешивается в их содержание. Протагонист сам решает, что будет разыгрываться, ведущий же на основе ключей направляет протагониста, помогает в создании мизансцены. Как катализатор он генерирует идеи, обеспечивающие наилучшее продвижение. Для этого он подбирает техники, в которых проявится и решится проблема, организует действие группы. Как правило, ведущий не участвует в психодраматическом действии, в качестве партнера протагониста он выступает в критической ситуации. Участие в разыгрывании оказывается избыточной функцией для ведущего и снижает ответственность и веру в свои силы других участников. Его роль отражается в пространственном расположении — он сидит на краю сцены, поддерживая контакт с протагонистом и с группой.
Оптимальные размеры группы — 6-8 человек. Эти границы определяются двумя обстоятельствами: с одной стороны, важно, чтобы ее состав был достаточным для драматического действия и включал наблюдателей, а с другой — чтобы потребности каждого были учтены. Группа может функционировать как открытая или как закрытая. В ней действуют те же нормы, которые характерны для других групповых методов (конфиденциальность и т.п.). Желателен гетерогенный состав. Исключение составляют группы, гомогенные по одному признаку (например, группа родителей или группа подростков) и гетерогенные по другим.

Фазы психодраматического действия
Психодрама состоит из трех фаз, различающихся по назначению, содержанию, групповым процессам, степени эмоциональной напряженности.
Разминка

Цель первой фазы — подготовить к психодраматическому действию. Ведущий свободен в выборе средств решения этой задачи: он может использовать групповую дискуссию, невербальные упражнения, ролевую игру и даже молчание. С разминки начинается каждая встреча, но особенно важна она в начале работы. Участникам психодрамы еще не хватает переживания доверия, принятия, психологической безопасности. Часто началом работы становится дискуссия: "Что я хочу получить от этой группы?" или "Для чего я здесь?"
Ведущий может предложить обсуждение трудностей, возникающих при работе в группе. Если в группе обнаруживается общность проблем, то часто применяется групповая дискуссия об этих проблемах. Например, группа подростков говорила об общении, группа родителей — об агрессивности детей. Актуальным предметом для работы в ходе дальнейших сессий может стать групповая динамика, отношения "здесь и теперь". Одно из интересных упражнений для разминки называется "Граница". В нем участники располагаются попарно на расстоянии десяти шагов друг от друга. Предлагается медленно продвигаться навстречу друг другу, стараясь уловить момент, когда будет неприятно дальнейшее приближение партнера, и одновременно следя за тем, когда этот момент возникнет у него. Если это не первая встреча, то ведущий обращается к группе по поводу чувств, мыслей, которые появились после предыдущей сессии. Нередко после этого появляется новый протагонист.
Как правило, поставщиком материала для разыгрывания является протагонист. Он описывает проблемы и представляет ситуацию, в которой эта проблема проявилась. Но если не находится клиент с готовностью для работы, то обнаруживается тема, значимая для членов группы, и она становится темой сеанса. Каждый член группы может представить в ролевой игре эту тему, и тогда выявляется протагонист для последующего психодраматического действия.
Приведем пример. Ведущий начал дискуссию о выборе профессии. Молодой человек признался, что за него решение приняли родители и он не доволен своей работой. Женщина сказала, что сама выбрала профессию и она ей нравится, но ее профессиональный рост ограничивается заботами о семье. Ведущий заметил, что нескольких женщин в группе взволновала эта тема, произошел выбор протагониста и переход к фазе психодраматического действия. Если же протагонист не появляется, ведущий может провести психодраму, центрированную на группе. При этом важно различать неготовность к работе и готовность, блокированную страхом. Агрессивная реакция, направленная на ведущего или члена группы, может исходить и из нежелания работать, и быть защитной агрессией. Непонимание смысла вербальных и невербальных сообщений может заблокировать активность, спровоцировать принуждение у членов группы и нарушить динамику ее развития.

Когда протагонист выявлен, психотерапевт готовит его к работе: помогает освоить сам способ драматизации, проявить спонтанность, войти в роль, преодолевая беспокойство и сопротивление. Вовлечение в действие запускается при помощи физических и душевных "стартеров". Ведущий отмечает специфические способы разогрева для данного протагониста. Например, используя физический "стартер", ведущий высказывает предложение походить по сцене, описывая ситуацию. Если протагонист имеет в виду определенную тему, разогрев в большей степени связан с обеспечением вхождения в роль. Если же участник психодрамы не знает, с какой проблемой он будет работать, то разогрев длится несколько дольше и в его ходе отыскиваются ключи для начала действия. Ключи — это индикаторы проблемы в вербальном и невербальном поведении протагониста. На основе найденных ключей может быть разыграна сцена, метафорически изображающая ситуацию: "Между нами выросла стена непонимания", "Два козлика на узенькой тропинке" и т.п.
Для нахождения ключей нередко используются невербальные упражнения. Протагонисту, например, предлагается разыграть сценку "Важное событие в моей жизни", "Ситуация взаимодействия со значимым человеком" и т.п. Один из наиболее распространенных приемов разминки — построение пространственной социограммы, изображающей ближайшее окружение протагониста через расстояние, расположение по отношению к нему, характерные позы и жесты. При этом необходимо следить, чтобы в ходе разогрева не пройти "точку кипения". Когда протагонист приблизился к какой-либо конкретной ситуации, ему предлагают этот эпизод сыграть.

Фаза игры (фаза психодраматического действия)
Эта фаза главная и центральная фаза психодрамы. Она отличается наибольшей продолжительностью и динамичностью. В ней психодрама достигает наибольшего накала и разрешается в катартическом переживании. Именно на этой фазе достигается инсайт по проблеме.
Проблема предъявляется феноменологически через конкретное описание ситуации без интерпретаций и рассуждений.
Вместо пространного описания проблемы протагонисту предлагается разыграть сцену, в которой она проявляется. В ситуации обнаруживается и форма проявления проблемы, и ее содержание.
Для разыгрывания сцены определяются пространственные и временные характеристики ситуации, создается мизансцена, определяются действующие лица. Пространство действия ограничено физически для того, чтобы была создана реальность со своим временем, своими условиями и нормами жизни. Важна максимальная осязаемость этой реальности. Из подручных средств создается обстановка, позволяющая представить конкретное место действия. Определение физических аспектов ситуации помогает протагонисту в нее вжиться. Описание сцены и действие происходит в настоящем времени. Определяются люди, значимые для действия, и подбираются на эти роли Вспомогательные Я.
В психодраматическом действии важна не точность передачи обстоятельств, а достижение истинных чувств. "Ложь" клиента — это тоже его психологическая реальность, и поэтому она существенна для психотерапии. В психодраме разыгрываются не только ситуации межличностных отношений протагониста, но и фантазии, сны. Действующими лицами могут выступить, например, противоборствующие чувства. В ходе разыгрывания психотерапевт обращает внимание на вербальное и невербальное поведение. Например, клиент говорит: "Я хотел бы сказать тебе что-то важное",— а сам в это время отодвигается и принимает закрытую позу. В дальнейшем психотерапевт учитывает его нежелание затрагивать определенные вопросы. Одним из вариантов реакции ведущего будет использование техники зеркала.
Нередко случается, что первая сцена не отражает сердцевины проблемы, а лишь дает материал для поиска ключей. Например, женщина-протагонист говорит о своих сложностях во взаимоотношениях со старшим сыном: "Он упрямый и своенравный, старается все делать по-своему. Характером он в мужа". Со Вспомогательным Я, представляющим сына, она разыграла следующий диалог:
— Я так устаю от этих поездок на огород.
— Не хочешь — не езди. Мне этот огород совсем не нужен. Это твои проблемы — ты их и решай.
— Брось это папино словечко.

Проблема взаимоотношений с сыном служила лишь отправной точкой для решения более актуальных проблем взаимоотношений с мужем.
Приведем другой пример последовательного разворачивания психодраматического действия, где каждая сцена позволяет достичь большей глубины в понимании проблемы. Клиент рассказал группе о том, как тяжело ему, когда он приходит в дом родителей и слышит их ссоры: "Всю жизнь они ругались, и я был меж двух огней". Он представляет мать как эмоционального, импульсивного человека, а отца — как уравновешенного и рационального, и считает их несовместимыми. Клиент говорит, что в нем есть что-то от каждого из них и любит он их обоих.
После первой сцены в доме родителей стало очевидным, что протагонист сознательно идентифицируется с отцом, но выражает эмоции, как мать. Затем была разыграна сцена в больнице. Протагонист заново пережил страх за мать, который охватил его после ее сердечного приступа. В ходе разыгрывания и последующего обсуждения протагонист понял, что бессознательно связал ее болезнь с эмоциональностью, и стал бояться у себя проявлений чувств. Третья сцена в собственном доме дала возможность принять свою эмоциональность как ценное качество.
Если же главную тему не удается найти, использовав несколько сцен, психотерапевт обращается к протагонисту, выясняя его чувства в отношении разыгрываемого материала. Анализ членов группы также может оказаться полезным для отыскания ключей. Эта ситуация отличается от другой, когда проблема сложна и не может быть решена за один сеанс. Тогда применяется следующая стратегия: на каждом сеансе рассматривается один конкретный аспект проблемы. Отдельный сеанс тогда является промежуточным звеном, имеющим тем не менее свое завершение.
Ведущий стремится достичь полной свободы в самовыражении клиента, но не вправе требовать ее. Он учитывает индивидуальную динамику роста креативности, помогая клиенту преодолеть несформированность навыков общения и психология общения, снять защитные механизмы и проявить спонтанность.

В ходе разыгрывания психотерапевт отыскивает факторы, определяющие проблему. Это могут быть детские травматические переживания. Тогда переходят к разыгрыванию другой ситуации из прошлого, которая определила эту проблему. Более ранняя сцена позволяет глубже исследовать проблему, проникнуть в ее суть. Например, женщина-протагонист в ходе разыгрывания сцены с любимым мужчиной понимает, что готова на все, чтобы удержать его. Это позволяет ей вспомнить, как она удерживала отца от развода с матерью. Сцена из детства помогает достичь инсайта в понимании своих отношений с мужчинами.
Психодраматическое действие происходит в условиях безопасности при психологической поддержке группы. Травматичность переживаний компенсируется максимальным комфортом в роли: протагонист контролирует и ситуацию, может ее изменить. Однако воспроизведение травматического опыта может быть слишком болезненным и не вести к новой интеграции. Психотерапевт может предложить протагонисту "переиграть" ситуацию, изменив свой жизненный сценарий. Например: "Давай сыграем эту сцену снова, но пусть у тебя будет бабушка, которая тебя понимает". В жизни протагониста, возможно, не было внимательной бабушки, но такая сцена помогает приобрести опыт принятия. Когда протагонист экспериментирует с новыми способами реагирования, важно осознавать ощущения и эмоции, сопровождающие действие, для того, чтобы отфиксировать результат изменений.
Переживая сильные эмоции, протагонист может испытать опустошенность, смущение, удивление и беспокойство. Вернувшись в травматичную ситуацию, он может не чувствовать общности с группой. В этот момент важна эмоциональная поддержка группы, закрепление того, что достигнуто в результате инсайта. Эти цели достигаются на третьей фазе, основное содержание которой — обсуждение игры.

Фаза обсуждения
На ней, в отличие от первой и второй фаз, почти не используется действие. Основные средства на этой стадии — выражение чувств, обсуждение, анализ. Исключение составляют невербальные упражнения или игровые действия, направленные на регуляцию эмоциональной напряженности. Иногда применяется разыгрывание ситуации в будущем. Для активизации работы иногда предлагается разыграть сцену обсуждения этого сеанса с кем-либо из группы или обратиться к кому-либо, имеющему сходные проблемы.
Третья фаза подразделяется на две части — ролевая обратная связь и идентификация. В первой части участники психодрамы описывают чувства, которые у них возникли в роли (в том числе и в роли протагониста). Благодаря ей протагонист более полно осознает свои чувства и потребности, а также чувства других людей. Он начинает видеть взаимосвязь и логику исполнения своих жизненных ролей, ролевые фиксации. Ведущий направляет усилия на то, чтобы участники говорили о чувствах, не подменяя их рационализованными интерпретациями, оценками, советами. Подобные интеракционные категории задают протагонисту позицию снизу и он может почувствовать себя подавленным, неумным, слабым. Речь идет о конкретной разыгрываемой ситуации, не принимаются обобщенные характеристики, рассуждения о мотивах и мотивировках. Они легко разбиваются о броню защит и не принимаются протагонистом. Сопротивление протагониста в ходе обсуждения является следствием недоработок на второй фазе и указывает на необходимость к ней вернуться.
Вторая часть — идентификация — позволяет высказать чувства и отношения, которые знакомы участникам психодрамы из прошлого опыта. Клиентка О. рассказала группе о том, что случайные обстоятельства разлучили ее с любимым человеком и восемь лет она не может его забыть: "Я не могу быть ни с кем близка так, как с ним. Я не могу представить рядом с собой кого-то другого". В ходе применения техники "проекция на будущее" она осознала, что за эти годы произошли изменения и с любимым человеком, и с ней. Во время обсуждения протагонист почувствовала, что "его образ перестал ее держать". Сеанс вызвал глубокие переживания у всех участников психодрамы. Другой член группы, идентифицируясь с ее чувствами, сказал, что счастливо живет с женой, но любит в ней не ее, какой она есть сейчас, а девушку, которой она была много лет назад. Обсуждение открыло новые горизонты в исследовании отношений, которые не изменяются. Оно задало тему и послужило отправной точкой для формулирования проблемы другим протагонистом.
На завершающей фазе протагонист приобретает душевное равновесие и уверенность в своей способности решать проблемы. Поэтому в дискуссии выделяются ресурсы протагониста, достигнутое им понимание проблемы и полученные умения. На этой фазе формируются новые способы реагирования и обсуждаются возможности их применения в будущем. Фиксация полученного в психодраме нового понимания, построение планов служит гарантией пролонгированности терапевтического эффекта. Если тема не завершена и решение проблемы еще не достигнуто, отмечается промежуточный результат, останавливаются на новых аспектах самопонимания протагониста.
Я.Морено предлагал четвертую фазу — анализ — как дополнение к фазе выражения чувств. В ее ходе анализируется точность в исполнении роли, особенности поведения в разных ролях, обсуждается значение предложенных интерпретаций и выводы. На ней может возникнуть тема групповой динамики. Однако Я.Морено не описывал эту фазу, поэтому зафиксировалось мнение о трех фазах. Среди его последователей существует также мнение, что четвертую и третью фазу следует поменять местами. Тогда динамика процесса обсуждения нарастает: от оценки точности выражения чувств, высказывания мнений об исполнении роли участники переходят к описанию своих переживаний, идентифицируются с действующими лицами и выражают чувства в отношении разыгранного конфликта.
В конце напряженного сеанса группа выражает сопереживание протагонисту в глубоких идентификациях или даже в молчании. Эта функция психодрамы определяется как шеринг. Шеринг дает возможность плавно вернуться в реальность после болезненных переживаний. Участники психодрамы чувствуют внутреннее единство, взаимосвязь и взаимозависимость. На шеринге возможен выход человека в трансцендентальное измерение. Иногда он занимает всю третью фазу, и тогда обсуждение не проводится. Таким образом глубоко страдающий человек может получить опыт полного принятия.
Продолжительность сеанса в психодраме варьирует от двадцати минут до нескольких часов. Длительность первой фазы составляет приблизительно 15% времени всего сеанса,второй фазы — 65%, третьей — 20%. Однако особенности протекания психодраматического действия вносят свои коррективы и далеко уводят пропорции от средних норм. Отклонения определяются особенностями проблемы, степенью вовлеченности участников, их спонтанностью, креативностью, характеристиками групповой динамики, этапом терапии и другими факторами.

Техники психодрамы
Психодраматические техники моделируют различные аспекты процесса освоения роли. Психодрама основана на том, что социальный атом (психотерапевтическая группа) берет на себя часть ролевого поведения, которая не актуализировалась в жизни протагониста. Клиент может не осознавать значительную часть своего эмоционального опыта и не выстраивать поведение по удовлетворению жизненно важных потребностей. Когда на ранних стадиях развития ребенок не осознает своих потребностей, но они властно управляют его жизнью, мать и другие люди из его ближайшего окружения пытаются вчувствоваться в нужды ребенка и строят поведение по удовлетворению его потребностей. Аналогом этого процесса в психодраме является техника двойника, предполагающая вживание Вспомогательного Я в чувства протагониста, которые он не осознает. Таким образом психодраматическая группа "достраивает" личностную историю клиента и дополняет связи в его социальном атоме.
Психодрама отличается разнообразием используемых технических приемов. Многие "техники" были созданы и использованы в одной конкретной ситуации, другие достаточно универсальны и не зависят от содержания проблемы. Ниже будут представлены наиболее распространенные техники.
Техника представления себя, как правило, используется в начале и позволяет клиенту в коротких сценах представить себя или значимых лиц. Она может выполняться также в виде монолога или интервью. Представление в этой технике дает информацию о реальном поведении, а не фантазиях по поводу себя. При этом клиент свободен в выборе предоставляемой информации, что сразу дает ему ощущение безопасности.

Вхождение в психодраму через эту технику усиливает эффект разогрева, дает возможность сосредоточиться на проблеме.
Техника исполнения роли предполагает принятие и пребывание в роли. Как правило, ее исполняет Вспомогательное Я, помогая протагонисту в постановке сцены из его жизни. Играть ее может и протагонист, если он осваивает новую роль.
Диалог — проигрывание отношений между людьми. В отличие от исполнения роли все участники играют себя. Эта техника часто используется в семейной терапии. Через нее происходит управление групповой динамикой. Опасность ее использования состоит в возможности закрепления неадекватных отношений.
В технике монолога протагонист покидает место действия и в процессе ходьбы (чтобы не терять динамики действия, не увязнуть в вербализациях) высказывает свои мысли, чувства, комментирует действия. Монолог похож на свободные ассоциации, но более контекстуально и ситуационно обусловлен.
Эта техника дает возможность дополнить содержание игры. Она используется, когда ведущий предполагает, что у протагониста есть чувства, не находящие проявления в сцене, и в то же время он готов к большему самораскрытию. Вводится она и перед сценой для вживания в роль. Неуместное применение этой техники может нарушить, разорвать действие.
В технике двойника Вспомогательному Я предлагается сыграть протагониста. Как правило, "двойник" располагается сзади и немного в стороне. Он старается вначале как бы стать тенью протагониста и через движения, через манеру говорить вживается в его состояние. Получая обратную связь от прототипа и руководствуясь ею, Вспомогательное Я корректирует свое поведение. Затем "двойник" углубляет свое понимание и выражает содержание, которое не высказывается протагонистом. Тот может принять предложенную версию, проигнорировать ее, не согласиться в спокойной манере или выразить несогласие бурными эмоциональными реакциями. Тогда группа подключается для обсуждения поведения "двойника".
Исполнение этой роли требует большого умения вчувствоваться в состояние другого человека. Вспомогательное Я является как бы продолжением протагониста, помогая ему выразить и осознать свои чувства. Переживания протагониста бессознательно ассоциируются с ранним опытом, когда близкие помогали ребенку понять и удовлетворять его потребности. Дополнительный эффект использования этой техники состоит в том, что человек актуально переживает поддержку и понимание другого человека.
Способы применения техники варьируют от варианта, когда исполнитель этой роли полностью повторяет поведение протагониста, до варианта, когда он развивает собственное понимание на основе данных протагонистом "ключей", как бы интерпретирует их. Но эта интерпретация основана не на рассуждении, а на эмпатии и выражена языком действия. Так, в одной сцене протагонист выражал вербальную агрессию по отношению к отцу, но невербально демонстрировал страх. "Двойник" занял позу эмбриона. Это позволило протагонисту осознать, что он боится отца и чувствует себя беззащитным в отсутствие матери. "Двойник" помогает найти ключи для новых сцен, если их трудно получить от самого протагониста. Эта техника вводится, когда необходима помощь в прояснении конфликтных переживаний, особенно если партнеры протагониста не дают ему возможности для полного самораскрытия. Если протагонист запутался в множестве противоречивых чувств, желаний, проблем, психотерапевт вводит множественное дублирование.
Техника реплика в сторону также дает возможность прояснить непроявленные переживания. Она вводится в процессе применения техники исполнения роли или диалога. Процедура выглядит следующим образом: протагонист отворачивается от Вспомогательного Я и произносит то, что он хотел бы сказать своему партнеру, но не может. Она используется тогда, когда общение строится без понимания, и протагонист не получает возможности высказать свои мысли и чувства.
Техника обмена ролями предполагает, что протагонист и Вспомогательное Я меняются ролями. Вхождение в нее требует максимального вживания в роль другого. Как и в технике двойника, партнеры стремятся добиться соответствия в позе, движениях, во всем рисунке поведения. Эффективность этой техники основана на механизме децентрации. Специфические особенности организации травматического опыта можно охарактеризовать как эгоцентрическую позицию: болезненные переживания не позволяют увидеть ситуацию в другом свете.
Благодаря обмену ролями протагонист может не децентрироваться.
Кроме возможности увидеть другого в себе, протагонист получает возможность увидеть себя в другом. Человек познает социальный мир, действуя в разных ролях. Понимание других людей основывается на эмпатической способности, умении "примерить" на себя чужую роль: ребенок в игре, взрослый в воображении пытается понять другого, действуя от его имени и переживая его эмоции. Протагонист становится в позицию своего партнера и таким образом лучше понимает его.
Эта техника применяется, если протагонист не согласен с версией исполнения роли Вспомогательным Я. Успешно ее использование в семейной психотерапии для налаживания коммуникации. В любой группе она дает возможность разрешения конфликта. Но когда партнер вызывает слишком сильные негативные эмоции, обмен ролями может оказаться не только бесполезным, но и нанести вред.
Поскольку Вспомогательное Я становится объектом проекций, то при обмене ролями протагонист получает доступ к отвергаемой им части собственной личности, выражает вытесненные потребности, желания, мотивы. Часто эта техника используется для того, чтобы из другой роли он получил необходимые ему поведенческие образцы или качества. Таким образом, применение техники обмена ролями позволяет пережить новый эмоциональный опыт и расширить поведенческий репертуар. С ее помощью можно управлять эмоциональным напряжением разыгрываемого действия.
Поскольку Вспомогательное Я часто переживает проблемы, в проигрывании которых ему предлагается участвовать, смена роли может быть полезна ему для выявления новых аспектов переживаний и для понимания его близких.
В технике зеркало Вспомогательное Я должно как можно точнее сымитировать поведение протагониста на сцене, в то время как протагонист покидает место действия и наблюдает за игрой. В этой технике искусственно создается проекция для того, чтобы клиент обнаружил те аспекты поведения (а через них — и желания, чувства), которые ранее отвергал. Преимущество работы с проекцией в психодраме состоит в том, что она присутствует на действенном уровне. При использовании техники "зеркало" следует учитывать возможность принятия протагонистом нового опыта, иначе проекция так и останется за пределами сознания и будет приписана способу восприятия и поведения Вспомогательного Я. Это конфронтационная техника с мощным эффектом, поэтому она может фрустрировать и блокировать спонтанность действия у чувствительных клиентов с выраженными самообвинительными тенденциями.
Когда протагонист действует, его действия во многом бессознательны. Он может сильно защищаться, и тогда "выдавать" его будут лишь отдельные проявления, часто невербальные, которые контрастируют с другими средствами общения. Протагонист их не замечает, осознавая лишь одну часть своих мыслей, чувств. Тогда Вспомогательное Я может не просто отобразить, но и гиперболизировать отдельные элементы. Например, в сцене диалога с матерью протагонист не выражал своих чувств и отвечал на ее реплики лишь тем, что соглашался чаще ездить и помогать ей. Это, однако, не разрешало его личностных проблем и лишь затушевывало давний интерперсональный конфликт. Его реплики стали удлиняться, он много объяснял, часто употребляя слово "должен". Вспомогательное Я еще более часто, выделяя интонацией, проговаривало это слово. В процессе наблюдения протагонист заметил, что в этом поведении не выражаются его истинные желания.
Техника проекция на будущее позволяет представить возможный вариант развития событий, разыграть сцену из будущего. Участник психодрамы сказал, что он не может решить, жениться ему или не жениться. В последнее время ему вспоминаются сцены из прежней семейной жизни, лицо бывшей жены, хотя он совсем не жалеет о разводе. Сыграв сцену встречи с бывшей женой в будущем, он смог выразить обиду и понял, что развитию его отношений с любимой женщиной мешает страх быть покинутым, недоверие к ее чувствам. Другие варианты применения этой техники позволяют апробировать новые поведенческие стратегии, закрепить те способы действия, которые были освоены в психодраме.
Моделирование предполагает демонстрацию Вспомогательным Я альтернативных способов действия для того, чтобы протагонист нашел приемлемый для себя образец. Эта техника соответствует аналогичной технике бихевиоральной психотерапии и основана на обучении протагониста новым поведенческим стратегиям, развитии его спонтанности и вариативности проявлений.


Результат психотерапии
Развитие человека Я.Морено видел в расширении самопонимания, осознании своей связи с Космосом. Когда человек самотрансцендентируется, он переживает себя как часть всеобъемлющей Самости в экзистенциальных связях с другими людьми.
В этой ориентации на развитие человеческой Самости, ее трансцендентной сущности психодрама сближается с аналитической психологией. Однако направления различным образом представляют как сущностные характеристики человека, так и пути личностного развития. Для Я.Морено этот путь лежит через прохождение ролевых уровней: соматического, психологического, социального, трансцендентного. Освоение социальных ролей, расширение связей человека с другими людьми непосредственно предшествует уровню трансцендентной роли. У К.Г.Юнга же Персона, в которой синтезируются социальные роли,— лишь поверхностный слой личности, а достижение Самости соотносится с освоением коллективного бессознательного. В то же время интересно сходство юнгианского анализа и психодрамы в техническом аспекте. И в том, и в другом подходе, в отличие от ортодоксального психоанализа, рассмотрение символической продукции осуществляется через финальный подход: сновидения, фантазии не интерпретируются, работа с ними ведется непосредственно.
Психодрама во многом находится в оппозиции к психоанализу. Если З.Фрейд исследовал развитие личности, исходя из анализа патологии, то Я.Морено в теоретических построениях основывался на видении человека в его космическом измерении и выделял факторы, которые деформируют психическое развитие, для их элиминации. З.Фрейд стремился защитить Эго от влияния общества, Я.Морено считал необходимым развивать социальные связи личности. При этом оба направления сходным образом понимали механизм психотерапии как достижение катарсиса и инсайта через повторное переживание и осознание прошлого. Однако в психодраме травматичный опыт рассматривается как существующий в настоящем, и личностная история не столько воспроизводится, сколько "переигрывается". Настоящее, как фокус психотерапии, характерно также для гештальттерапии. Оба эти подхода имеют общие корни и в понимании цели работы, и в механизмах, и в ориентации. В гештальттерапии применяются психодраматические техники, например техника пустого стула.
Элементы драматизации в настоящее время широко распространены и используются в других направлениях: в группах встреч, транзактном анализе, бихевиоральной психотерапии. С бихевиоральной психотерапией психодраму сближает использование научения. В процессе разыгрывания клиент не только испытывает катарсис, но и формирует новые реакции. Основа драматических техник — действие — активно вовлекает протагониста в переживание. Это дает преимущества психодраме в решении проблемы сопротивления инсайту, которая представляет серьезную трудность для психоанализа и других направлений, ориентированных на вербальное взаимодействие.
В психодраме представлены все точки временной транспективы: прошлое, настоящее, будущее. Она преодолевает антагонизм, характерный для психоанализа и бихевиоральной психотерапии, поскольку осознание и изменение поведения в ней присутствуют одновременно. Психодраматическое действие дает возможность закрепить результат инсайта и расширить поведенческий репертуар. В психодраме легче справиться с трудностью, которая становится камнем преткновения для многих направлений: активность психотерапевта превращается в директивность, что приводит к пассивности клиента, росту его сопротивления. В психодраме терапевт является лишь катализатором сценического действия, но оно захватывает всех участников. Таким образом сохраняется управляемость при минимальном вмешательстве ведущего. Групповая работа стала наиболее распространенной инновацией Я.Морено. Вовлеченность клиента достигается также за счет того, что в работе задействованы различные модальности: слово, образ, движение. В психодраме, как и в большинстве других современных подходов, широко используются невербальные техники.

Психодрама — одно из самых продуктивных направлений. Огромное количество процедур, рожденных в этом направлении, не поддается описанию. Творчество психотерапевтов, работающих в этой ориентации, лишний раз доказывает, что психодрама достигает своей главной цели — развития креативности человека.
прочитали статью 7295 раз(а) и оставили 0 комментариев.
Другие статьи о психологии
  • Психодрама
  • Теория психотерапии
  • Теория психотерапии
  • Техники индивидуальной психологии А.Адлера
  • Механизм психотерапии
  • Комментарии о Психотерапия - психодрама

    Написать комментарий
    Ваше Имя:


    Ваш E-Mail:


    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера

    Код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код


    Введите код: